Оглавление рубрики

25 декабря 2008 г. Результаты «Архиерейского собора» РПЦЗ(В), состоявшегося 23-26 ноября 2008 г., продолжают приносить свои «плоды худые». Сразу после собора перестал поминать «священноначалие» о. Николай Фуртатенко. Вскоре за ним высказались в том же смысле о. Алексей Легостаев и о. Сергий Жумабаев. Поле этого перестал поминать иерей Георгий Мисюра.

А ниже мы помещаем очередные попытки «священноначалия» РПЦЗ(В) темнить и обманывать паству – комментарий о. Николая Фуртатенко по поводу полученного им «указа» от «епископа» Анастасия (Суржика). В этом тексте есть ссылка на интервью еп. Виктора Парбуса. Но со вчерашнего дня это интервью было оттуда снято, так как прот. Алексей Легостаев прокомментировал его, вскрыв ряд попыток темнить и лгать. К счастью, на основании горького опыта такой же епископской лжи (начиная с лавровцев), о. Алексей скачал это интервью пока оно там стояло и вскоре читатель сможет его опять смотреть.

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com ОБЯЗАТЕЛЬНА
---------------------------------------------------------------------------------------

Интервью Епископа Виктора редакции сайта Евразийского Церковного Округа   РПЦЗ

— Владыка, расскажите поподробнее о своем жизненном пути, как Вы пришли к Вере и в Церковь?

Я родился и вырос в Санкт-Петербурге, где жил до 18 лет. А потом наша семья переехала в Германию. Дело в том, что мой отец немец. Отца зовут Виктор Эммануилович, а маму Светлана Васильевна, она русская. На дворе тогда был 1990 год, и выезд из страны в такой ситуации не был проблемой. В течение года я жил в Германии, но уклад жизни в Европе был мне не по сердцу, и я решил вернуться в Россию, в Петербург.

В Петербурге у нас сложился небольшой кружок, можно так сказать, богоискателей. Мы тогда пытались разобраться в вопросах веры. Я хорошо помню, какое огромное впечатление на меня тогда произвела книга о. Серафима Роуза – «Православие и религия будущего».

В 1996 году я принял крещение в Московской Патриархии и буквально сразу же отправился в монастырь в Чувашию. В июне того же года я был пострижен в иночество. В монастыре я познакомился с одним иеромонахом, у которого было много литературы о Зарубежной Церкви, ознакомившись с которой я принял твердое решение присоединиться к РПЦЗ. В итоге, в 1999 году я перешел в Зарубежную Церковь, и некоторое время провел в Богоявленском монастыре под Псковом. Но пробыл я там недолго и скоро оказался в Вотчинском монастыре в Коми. Там же я был пострижен в мантию.
В 2003 году в Париже в Храме Всех Святых в Земле Российской Просиявших Владыка Варнава рукоположил меня в иеромонаха. Я хорошо помню, как я несколько недель жил при храме и как о. Вениамин Жуков учил меня службе. Я очень благодарен ему за эту учебу.

А далее в течение трех лет, с небольшим перерывом, я провел в Свято-Преображенском монастыре в Мансонвилле. В резиденции Блаженнейшего Митрополита Виталия. Тут помогло то, что у меня была возможность достаточно свободно перемещаться по свету из-за того, что моя семья проживает в Германии.

Ну, а в 2006 году в апреле я был отозван Владыкой Виктором (Пивоваровым) из Мансонвилля. Истинная причина моего срочного возвращения была просто удивительной. Дело в том, я был «человеком о. Вениамина» как тогда казалось Владыке Виктору. Знаете, я думаю, что всю ту смуту, что они учинили, они достаточно давно готовили и старались отстранить от Митрополита всех, кто не подходил для осуществления их планов.
Я вернулся в вотчинский монастырь, но пробыл там, к сожалении, не долго. Дело в том, что наш настоятель, Архимандрит Стефан (Бабаев) на раскольничьем соборе был поставлен Епископом. Этого я принять никак не мог и потому уехал в наш скит на Урале, где и был все это время, пока не был призван Архиерейским Собором нашей Церкви для епископского служения. Думаю, что сделано то было по крайней нужде. Потому как, смотря на наших почивших иерархов Зарубежной Церкви, на то, какими они были, я никак не могу даже помыслить о том, что бы сравниться с ними моему недостоинству.

— Владыка, совсем недавно вы вернулись с Архиерейского Собора РПЦЗ, который походил в Канаде, и вступили в управление Западно-Европейской Епархией. Как Вам видятся перспективы вашего архипастырского служения и каковы перспективы развития Епархии?

Все в руках Божиих. Так что, с Божией помощью будем стараться восстанавливать нашу Епархию. Потому как, к сожалению, после всех этих тяжелых событий, после расколов и смущений в нашей Церкви остались немногие верные. Но все, с помощью Господа, устроится. Я верю в это.

— Владыка, только что прошел Ваш архипастырский визит по Западно-Европейской Епархии. Какие впечатления остались у Вас от этой поездки? Что можете сказать о клириках, служащих в Епархии?

Да, действительно, мне удалось посетить все приходы нашей Епархии. Батюшкам нашим, конечно, не просто. Потому что и искушений много, и гонения есть на них, и давление. Но ничего, батюшки подвизаются, дай им Бог сил стоять и дальше.

Сразу по возвращении с Собора я служил на приходе в Масси у о. Георгия Схиладзе. Это достаточно большой приход. Основу его составляет грузинская община, так же много и русских прихожан. Есть даже и французы, приявшие Православие. На приходе много молодежи. Чувствуется, что о. Георгий очень старается, старается просвещать людей.

Далее я отправился в Марсель, где служил в Храме Святого Великомученика Георгия Победоносца. Это старейший наш храм, он основан в 1921 году. Причем, это, наверное, один из немногих именно отдельных храмов, собственным зданием. Служит там очень хороший батюшка, о. Сергий Мухин. Сейчас на него оказывают большое давление, пытаются отобрать храм. Но, Слава Богу, подавляющее большинство прихожан на стороне батюшки. И я думаю, что храм удастся отстоять.

Чуть позже я посетил наш приход в Тулузе. Там служит о. Эммануил Башеев, он болгарин. Приход у него небольшой, но очень дружный. Было очень приятно и радостно находится у них.

Из Франции я поехал в Германию. Там к нам обратилась группа людей, желавшая присоединиться к РПЦЗ. Люди приехали из разных концов Германии. Мы с ними поговорили. В результате сейчас там создан новый приход, он будет в Нюрнберге. Приход в честь Курской-Коренной Иконы Божьей Матери. Священника пока нет, потому я сам буду стараться по мере сил и возможностей окормлять этот приход. А там, Бог даст, будет и батюшка.
И уже из Германии я поехал в Болгарию, в город Разград. Там находится наш приход Св. Ап. Архидьякона и Первомученика Стефана, не так давно к нам присоединившийся. Служит там протоиерей Стефан Василев, так же есть и иподиакон Петар Петров. Раньше они были у Валентина Суздальского, затем в греческом Синоде Архиепископа Макария. Теперь же присоединились к нам. Это небольшой пока, но крепкий приход. Там я послужил Литургию и Водосвятие.

Везде было очень хорошо, в каждом из приходов царит христианская любовь. Это было очень радостно видеть. Чувствовалось, что люди устали от расколов и разделений. Многим людям очень тяжело теперь ориентироваться, кто в какой юрисдикции и в чем суть наших разделений. Западно-Европейская епархия, во многом, была разрушена и очень сильно уменьшилась. Теперь же люди рады тому, что есть Епископ, что начался процесс собирания епархии и восстановления нормальной церковной жизни. В январе наметили провести епархиальную конференцию, постепенно все будем приводить в порядок.

— Скажите, Владыка, а не было ли у Вас контактов с теми, кто отошел от РПЦЗ? Как Вы считаете, есть ли надежда на уврачевание разделений в некогда единой Епархии?

Я пока не много времени провел в Епархии, так что особенно много контактов у меня не было. Могу сказать, что мне звонили люди из Страсбурга, желающие возвратиться в РПЦЗ. Говорил с некоторыми людьми, оставшимися с о. Вениамином Жуковым. Но, безусловно, я буду заниматься этим вопросом. Знаете, ведь даже некоторые семьи разделены из-за произошедших расколов. С этим надо что-то делать. Наш Собор призвал всех отошедших возвратиться в Церковь, мы будем рады мирянам, священникам. Даже если какие-то епископы пожелают к нам вернуться, мы все это готовы рассматривать и обсуждать. Наши двери открыты для всех.

— Нет ли в планах открытия Епархиального сайта или, быть может, небольшого печатного издания?

Такие планы, конечно же, есть. Мы хотим открыть веб-сайт епархии. И, может быть, выкладывать на нем некое епархиальное издание, чтобы люди могли его распечатывать прямо из сети и распространять на приходах. Это очень мобильная и удобная система. На Западе Интернет есть у каждого, поэтому особой потребности в печатном издании пока что нет. А сайт обязательно будет.

— Владыка, до вашей хиротонии Вы были настоятелем Андроникова скита на Урале. Многие чада нашей РПЦЗ, знающие об этом замечательном уголке монашеского жительства, обеспокоены тем, какая судьба ожидает теперь Андроников скит. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Спаси Господи за беспокойство! По договоренности с Владыкой Анастасием я остаюсь настоятелем скита. По мере сил и возможностей я буду приезжать в скит, и заниматься его развитием.

— Тогда напрашивается вопрос. Большую часть времени Вы будете проводить в скиту или в своей Епархии?

Большую часть времени я, как Епископ Парижский и Западно-Европейский, буду проводить, конечно, в своей епархии. Пока моя резиденция расположена под Парижем. В скит буду ездить по мере сил и материальных возможностей. Сейчас есть проект строительства под Парижем Архиерейского подворья. И, быть может, появится и монашеский скит. Благо, есть люди, изъявившие свое стремление к монашеской жизни.

— Владыка, сейчас в нашей Церкви возникло некоторое смущение относительно некоторых соборных решений. В частности, некоторых взбудоражило письмо о. Николая Фуртатенко из Киева. Как бы Вы прокомментировали происходящее?

Я весьма удивлен тем действиям, которые предпринял отец Николай. Мы находимся в Церкви, где все решается в духе любви, но никак не злобы. И у нас бывали и соборные решения, которые сначала принимались, но потом они были отменены. И потому, я считаю, что о. Николаю следовало сначала представить письменные доказательства того, в чем он обвиняет Владыку Алексия, своему правящему Архиерею. И добиться рассмотрения представленных доказательств. Этого, насколько я знаю, он не сделал.
В Церкви должен быть порядок, в том числе в подобных вопросах. А выставлять ничем не подкрепленные обвинения в Интернет на всеобщее обозрение и хлопать дверями – это неправильный путь.

Многое из того, о чем пишет о. Николай нашим Собором проверялось, и не нашло подтверждения. И самого будущего Владыку Алексея перед Крестом и Евангелием спрашивали о многих вещах. Если произошла хиротония – значит, его ответы были признаны удовлетворительными.

Если у кого-то есть какие-то достоверные свидетельства по данному вопросу, то Собор их рассмотрит. Но их, как положено в Церкви, нужно предоставить письменно Синоду или Собору, а не устраивать судилище над Архиереем в интернете. Можно обращаться по данному вопросу и ко мне, как к секретарю Архиерейского Синода.

— Как Вы считаете, может ли подобное поведение быть следствием того развала Церкви, который был у нас с 2000 года до недавнего времени?

Да, во многом это так. Долгое время у наших приходов не было нормального архиерейского управления, многие не имели связи с епископом, да и видели его раз в несколько лет. А то и вообще не видели!
У некоторых батюшек не было даже финансовой возможности поговорить с епископом по телефону, хотя бы кратко, а о решении в такой ситуации накопившихся проблем и речи не было.

Вот и приходилось батюшкам самим принимать решения, от того и некая «вольница», из которой некоторым стало уже трудно возвратиться. Тяжелое явление, но будем стараться устранять его и его последствия, укреплять церковную дисциплину.

— Так же неоднозначно оценивается многими и так называемая «цареборческая ересь»? Скажите Владыка, известна ли Вам такая ересь и что бы Вы могли сказать по этому вопросу?

Для начала нужно вспомнить, что является ересью. Ересь – это осужденное Церковью учение, которое искажает церковные догматы. То есть, ересь должна быть осуждена церковным Собором. На данный момент, мне неизвестно каким церковным Собором была осуждена «цареборческая ересь», и в чем она состоит. Потому я считаю, что такой ереси нет.

Другой вопрос, что многие проблемы, которые поднимаются в разговоре об этой так называемой «ереси» действительно требуют изучения, анализа и оценки. И делать это нужно, этим вопросом нужно заниматься. Но ни в коем случае нельзя допустимые в церкви разномыслия использовать для создания расколов.

— Владыка, на прошедшем Архиерейском Соборе нашей Церкви было принято решение прославить во Святых Приснопамятного Митрополита Филарета, третьего Первоиерарха нашей Церкви как Святителя и Исповедника. Большую работу по подготовке к прославлению провела специально созданная Комиссия по канонизации. Однако, помимо имевшего место широкого почитании в народе Митрополита Филарета, в Церкви существуют и другие подобные примеры. Скажем, почитание Патриарха Никона или Царя-мученика Павла I . Так вот, в свете этого возникает вопрос, как Вы считаете, нужно ли создать такую комиссию на постоянной основе?

Постоянная работа такой комиссии имела бы большую пользу. И необходимость такая у нас есть. Думаю, что на будущем Архиерейском Соборе мы будем обсуждать этот вопрос.

+ + +

В начало

Rambler's Top100