Приёмная узла "Мысли о Росси" (на Интернете)

Оглавление всего диска

nwo-2.jpg (4141 bytes)

Оглавление учебника истории

Пишите нам!

При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА

В оглавление рубрики

Как налогоплательщики-«лохи»
страхуют Центробанки Ротшильда от убытков

11 мая 2012 г. Нью-Йорк Таймс сообщил, что огромный нью-йоркский банк JPMorgan объявил об убытке в 2 млрд. долларов. Эксперты финансового дела сразу же выдали на гора множество теорий, попыток объяснить причины такого завала, а также предсказаний о будущем как JPMorgan, так и американской экономики в целом. Однако о единственном – самом вероятном – сценарии все оглушительно промолчали. Т.е., о том, что это была стандартная банкирская уловка, в просторечье именуемая правительственной «палочкой-выручалочкой» (“bailout”). Или испытанный приёмчик – в который раз – ЗАКОННО обобрать многострадальных налогоплательщиков. «Палочка-выручалочка» является одной из пяти целей, которые банкиры, под общим руководством клана Ротшильдов, поставили перед создаваемым ими в 1913 г. картелем известным как «Федеральная резервная система» («ФРС») в качестве верного способа безнаказанно обирать налогоплательщиков. При этом так, что те ничего даже и не подозревают!

В своё время Остап Бендер, совершенно законно «взявший» 200 рублей у лохов-иностранцев, суммировал процедуру такого увода денег в таких словах: «Мы ехали. На дороге валялись деньги. Я их подобрал. Смотрите, они даже не запылились».

И, показав деньги своим подчинённым, продолжил: «Собственно говоря, хвастаться нечем, комбинация простенькая. Но опрятность, честность – вот что дорого. Я не только не нарушил законов, но даже сделал приятное».

Руководство JPMorgan, после того как им возместят эти «убытки» из казны любвеобильные конгрессмены и сенаторы, смогут слово в слово сказать то же самое. Разница только в размере воровства – 2 млрд. долларов в случае JPMorgan вместо 200 рублей Остапа Бендера (хотя и достаточно «дорогих» – покупательная способность рубля 1924 г., благодаря НЭПу, почти равнялась царской).

Чтобы понять, как банковские убытки списываются на налогоплательщиков, необходимо знать немного о том, что в картель ФРС заложены определённые процедуры и правила, которые должны быть поняты, либо весь процесс покажется хаосом. Это вроде того если бы мы провели всю нашу жизнь на необитаемом острове, не зная о внешнем мире. Представьте себе, что бы произошло, если бы мы поехали на материк и пошли посмотреть американский футбол. Мы изумленно смотрели бы на людей, одетых как инопланетяне, кидающихся друг на друга, бросающих странной формы предмет, борющихся за обладание этим предметом, как если бы он был некой ценностью. В иные моменты мы бы видели как этот предмет бьют ногами, как будто он стал ничтожным и потерял свою ценность. Как игроки гоняются друг за другом, сбивая друг друга на землю, а затем разбегаются, чтобы перегруппироваться для очередной схватки. И всё это перед десятками тысяч неимоверно орущих – без всякой видимой причины – зрителей. Без элементарного понимания в чём заключается игра, и без знания правил этой игры, всё это выглядело бы как полный хаос и массовое помешательство.

Функционирование финансовой системы управляемой ФРС (читай – любым Центробанком любой страны, пустившей к себе ротшильдовских комбинаторов) весьма схожа с американским футболом (впрочем, как и с другими видами спорта). Во-первых, налицо определённые игровые приёмы, которые без конца повторяются с небольшими изменениями, в зависимости от обстоятельств. Во-вторых, игроки подчиняются строгим правилам. В-третьих, игра преследует определённую цель, к достижению которой играющие всё время стремятся. В-четвёртых, если зрители не знают, что это за цель и не понимают правил игры, им будет совершенно непонятно происходящее на поле (к сожалению, в денежных делах, это удел «среднего гражданина», снисходительно-презрительно именуемого в Америке «лохом», “Sixpack Joe”). Соответственно, пояснение махинаций ФРС ниже использует их аналогию с американским футболом – приём, использованный автором известного труда об ФРС, «Существо с острова Джекилл» – “The Creature from Jekyll Island,” by G. Edward Griffin; American Opinion Publishing, Inc., 1995 (third printing). Многие конкретные факты данной статьи также заимствованы оттуда.

Тут к месту напомнить цели, которые были поставлены перед семью разработчиками ФРС в ноябре 1910 г. на острове Джекилл:

  1. Как остановить растущее влияние небольших банков-конкурентов и обеспечить контроль над финансовыми ресурсами страны присутствующих на заседании на острове Джекилл и представлявших, как минимум, четверть капитала всего мира;
  2. Как сделать эмиссию денег более эластичной для того, чтобы пресечь тенденцию к финансированию из средств частного капитала и вернуть себе контроль промышленного рынка кредитования;
  3. Как объединить скудные резервы банков страны в один с большим резервом, так что всем банкам будет выгодно соблюдать то же самое указанное соотношение кредитов к депозитам. Это позволит защитить, по крайней мере некоторые из них, от валютных утечек и изъятия вкладов;
  4. Если всё это в конечном итоге приведёт к краху всей банковской системы, то как списать убытки владельцев банков на налогоплательщиков.
  5. Как убедить Конгресс в том, что главная цель ФРС – защита и благо народа.

Комбинаторы, тайком собравшиеся на острове Джекилл, знали, что решение всех этих проблем заключалось в картеле, который был разработан и уже введен в действие в Европе. Как и все картели, он должен был быть создан через законодательство и поддерживаться правительством под видом защиты «лохов». Пункт 5-й, таким образом, стал наиболее важной задачей.

Как мы знаем, комбинаторы с острова Джекилл преуспели: на первой странице Нью-Йорк Таймс от 24 декабря 1913 г. красовался заголовок: «УИЛСОН ПОДПИСАЛ ДЕНЕЖНЫЙ ЗАКОНОПРОЕКТ»! Ниже, также прописными буквами, были ещё две новости, «БЛАГОСОСТОЯНИЕ СТАНЕТ БЕСПЛАТНЫМ» и «ПОМОЩЬ ВСЕМ КЛАССАМ». Кто смог бы возражать против любого закона, который облагодетельствовал всех?...

Рассмотрим во что вылилось успешное решение вышеприведенных задач.

ПРАВИЛА ИГРЫ ФРС

В соответствии с пятью вышеприведенными целями, игра начинается, когда ФРС позволяет коммерческим банкам создавать деньги из ничего (см. статью «Как ФРС грабит Америку и мир»). Банки получают прибыль с этих «шальных денег» не тратя их, а «кредитуя» их (давая взаймы) и снимая с них «пенки» в виде процентов.

Такой заём находится на балансе банка в качестве актива, поскольку он зарабатывает проценты и, возможно, когда-нибудь будет выплачен. В то же время в книгах банка появляется соответствующий пассив (задолженность). Это потому, что вновь созданные деньги находятся в обращении в виде чеков, и большинство из них окажутся в других банках, которые будут предъявлять эти чеки в банк-эмитент для оплаты. Физические лица также могут предъявлять чеки для погашения. Банк-эмитент, следовательно, имеет потенциальную задолженность, равную сумме займа-актива.

Если заёмщик не может выплачивать свой долг, и нет никаких активов, которые могут компенсировать банк, этот заём должен быть списан банком в убыток. Однако, поскольку большая часть денег изначально была создана из ничего, и банку ничего не стоила (кроме накладных расходов на бухгалтерию), этот убыток не актуален. Это всего лишь запись в книгах.

Однако даже такой убыток может быть нежелательным для банка, так как он вызывает удаление из книг актива без соответствующего снижения пассивов. Разница должна быть возмещена владельцами банка. Оригинальные деньги в виде чеков по-прежнему где-то циркулируют, несмотря на то, что заёмщик неплатежеспособен, и банк-эмитент по-прежнему обязан выкупить эти чеки .

Единственный способ сделать это и сбалансировать книги – взять недостающие суммы из инвестированных акционерами банка или вычесть потери из текущих прибылей банка. В любом случае, владельцы банка потеряют сумму, равную стоимости «плохих кредитов». Таким образом, для них убыток становится вполне реальным. Если банк вынужден списать большое количество невозвратных кредитов, сумма может превысить всю стоимость капитала владельцев. Когда это произойдёт, то игра заканчивается, и банк банкротится.

Этих соображений когда-то было достаточно, чтобы заставлять большинство банкиров быть очень консервативными в своей кредитной политике, и в жизни большинство из них действуют с большой осторожностью, имея дело с отдельными лицами и малым бизнесом. Однако Федеральная резервная система, Федеральная корпорация страхования депозитов и Федеральная корпорация займов теперь ГАРАНТИРУЮТ, что за большие кредиты крупным корпорациям и правительствам других стран владельцы банков не будут нести полную ответственность, если эти займы окажутся «плохими». Эта гарантия банкам делается в соответствии с аргументом, что, если эти корпорации или банки понесут большие убытки, народ пострадает от большой безработицы и экономического хаоса!

Более того, эти гарантии открыли новые перспективы заработков для банков, который будут кратко описаны ниже.

ИГРА В ПЕРМАНЕНТНУЮ ЗАДОЛЖЕННОСТЬ

Здравый смысл подсказывает нам, что конечным результатом этой политики является то, что банкам мало смысла быть осторожными, так как они защищены от последствий их собственной глупости «всей мощью федерального правительства», т.е. – налогоплательщиками. Чем больше кредит, тем лучше, потому что он будет производить наибольшее количество прибыли с наименьшими затратами. Один заём стране третьего мира приносит сотни миллионов долларов годовых процентов, а усилий он требует столько же – если не меньше – чем заём в, скажем, 50000 долл. местному предпринимателю. Если проценты выплачиваются, идёт снятие пенок. Если заёмщик накрывается, федеральное правительство «защитит народ» и, при помощи различных приёмов, описанных ниже, банки будут продолжать получать свои проценты.

Точь-в-точь по американской поговорке-шутке о беспроигрышной игре в орлянку: «Орёл – я выиграл, орешка – ты проиграл»...

Важно помнить, что банки не хотят, чтобы их кредиты были бы погашены, так как они получают прибыль от процентов по кредиту, а не от погашения кредита. Если кредит погашается, банк снова должен искать другого заёмщика, а это может быть связано с расходами. Гораздо лучше, чтобы существующие заёмщики платили только проценты и не осуществляли платежи по гашению кредита. Этот процесс называется «пролонгацией долга» (т.е. продлением). Одна из причин, почему банки предпочитают кредитовать правительства, та, что они не ожидают погашения этих кредитов. Когда Уолтер Ристон (Walter Wriston) был председателем банка Citicorp в 1982 году, он восхвалял «пролонгацию долга» в таких выражениях:

«Если бы у нас был закон о “Правде в правительстве”, сопоставимый с законом о “Правде в рекламе”, то каждая облигация, выпущенная казначейством, обязана была бы включить заявление о том, что “Настоящая облигация будет погашена за счёт доходов от идентичных облигаций, которые будут проданы общественности до срока её погашения”».

Если бы таким делом занимался какой-нибудь «частник», то это сразу же было названо «схемой Понци», «пирамидой»...

Когда продажа облигаций происходит раз в неделю в Соединённых Штатах, она описывается в прессе как «аукцион казначейских билетов». Но когда существенно тот же самый процесс проводится за рубежом на иностранном языке, американские СМИ обычно говорят о «пролонгации долга» той или иной страны. Создаётся впечатление, что страну ожидает некая катастрофа. Это не так.

ИГРА В ПОВЫШЕНИЕ КРЕДИТА

Рано или поздно заёмщик начинает проявлять беспокойство. Процентные платежи съедают все деньги, полученные в кредит. Он начинает понимать, что он просто работает на банк и прекращает процентные платежи. Команды-соперницы (по нашей аналогии с игрой в американский футбол) планируют следующий шаг, а затем устремляются к исходному положению, где они начинают угрожать друг на другу. Заёмщик просто не может, не будет платить. Стребуйте, если сможете. Кредитор угрожает очернить заёмщика, сделать так, что тот никогда не будет в состоянии получить кредит. Наконец, вырабатывается «компромисс». Как и прежде, банк обязуется создать ещё больше денег из ничего и дать их взаймы заёмщику, чтобы тот смог платить проценты за оба предыдущих кредита, но на этот раз заёмщику выделяются дополнительные средства, чтобы он мог потратить их не только на проценты, но и «на себя». Это – высшее достижение. У заёмщика вдруг появляются деньги «для себя», плюс достаточно, чтобы платить эти надоевшие проценты. Банк, с своей стороны, приобретает ещё больше активов, высокие процентные доходы и большую прибыль. Захватывающая картина, не правда ли?

ИГРА В РЕСТРУКТУРИЗАЦИЮ КРЕДИТА

Игру в повышение кредита можно повторять несколько раз, пока, наконец, до заёмщика не дойдёт, что он всё глубже и глубже погружается в долговую яму, без перспективы когда-нибудь из неё вылезти. Эта реализация обычно происходит, когда процентные платежи становятся настолько велики, что они съедают почти весь корпоративный доход или общую налоговую базу страны. На этот раз пролонгации с большим кредитом не принимаются, и банкротство представляется неизбежным.

Но минутку, минутку. Что это? Игроки вернулись к исходным позициям. Происходит некое противостояние. Вызывают судей. Два пронзительных свистка из громкоговорителя дают знать, что достигнута договоренность. Громкий голос объявляет: «Этот кредит был реструктурирован».

Реструктуризация обычно означает сочетание более низкой процентной ставки и более длительный срок погашения. Эффект в основном косметический. Это уменьшает ежемесячные платёжи, но удлиняет период выплат процентов. Это делает текущее бремя для заёмщика немного легче, но это также делает возврат суммы долга ещё более маловероятным. Она откладывает час расплаты, но в то же время, как вы уже догадались: заём фигурирует у банка в качестве актива, а процентные выплаты продолжаются...

ИГРА В «СПАСЕНИЕ НАРОДА»

В конце концов наступает момент, когда заёмщик ясно сознаёт, что он не в состоянии выплатить долг и он категорически отказывается платить на него проценты. Это означает, что пришло время для «Завершающего манёвра».

В теории, банки могли бы поглотить убытки от «плохих» кредитов. Но это – против правил. Кроме этого, акционеры перестали бы получать дивиденды на свои вклады, а руководство банков могло бы оказаться в очереди по получению пособия безработным.

Но самая главная причина не поглощать убытки в том, что отцы ФРС, в далёком 1910 г. успешно решили задачу 4-го пункта – как списывать убытки владельцев банков на налогоплательщиков.

На практике это осуществляется следующим образом.

Капитаны обеих команд просят судью и председателя данной футбольной лиги продолжить игру ради зрителей, получающих от игры такое наслаждение и которые весьма огорчатся, если игру остановить. Они также просят, чтобы им разрешили приказать обслуживающему персоналу парковки снять колёсные колпаки с автомобилей зрителей, пока те наслаждаются в своё удовольствие. Колпаки могут быть проданы, а полученные деньги пойти на дополнительные зарплаты для игроков, а также для судьи и, естественно, председателя лиги. Это справедливо, так как они сейчас трудятся сверхурочно на благо зрителей. Когда сделка завершена, громкоговоритель протрубит три раза, и радостный рёв облегчения пронесётся по всему стадиону.

В несколько менее узнаваемой форме, та же пьеса может выглядеть следующим образом: президент банка-кредитора и финдиректор прогорающей корпорации или правительства сговариваются и идут в Конгресс. Там они втолковывают конгрессменам, что заёмщик исчерпал свои возможности по обслуживанию кредита и, без помощи со стороны федерального правительства, подвергнет американский народ тяжёлым бедствиям. Мало того, вспыхнет безработица и трудности в жизни людей, произойдёт массовый сбой на мировых рынках. И, поскольку мы теперь зависим от тех рынков, наш экспорт пойдёт вниз, иностранный капитал иссякнет, и мы в целом пострадаем. Конгресс может всех выручить, выделив деньги заёмщику, прямо или косвенно, чтобы позволить ему продолжать выплачивать проценты по кредиту и запустить новые программы, которые будут так выгодны, что он скоро будет в состоянии выплатить свой долг.

Для всего этого банкиры и политиканы даже выработали специальный благозвучный и обтекаемый термин – «чрезмерно велик для того, чтобы позволить данному концерну обанкротиться» (“too big to fail”). Тут «тонкий намёк на толстые обстоятельства» – на то, что банкротство такого большого концерна принесёт неисчислимые беды народу (о котором, естественно, так пекутся конгрессмены, сенаторы и пр. власть предержащие).

По бессмертному выражению Остапа Бендера: «... комбинация простенькая. Но опрятность, честность – вот что дорого».

В махинации, предложенной конгрессменам, оговаривается, что заёмщик согласится подчиниться некой третьей стороне, которая введёт «режим экономии» для заёмщика, чтобы новые занятые деньги не тратились бы впустую. Кроме того, банк соглашается списать небольшую часть долга в знак своей готовности разделить бремя. Этот шаг, конечно, был предвиден с самого начала игры, и является всего лишь небольшим шагом назад, чтобы сделать гигантский скачок вперёд. В конце концов, списываемая сумма была создана из ничего, и, самое главное, без этого «завершающего маневра», списывать пришлось бы весь кредит. И, наконец, это скромное списывание смехотворно по сравнению с суммами, получаемыми от восстановления процентных платежей.

ИГРА В ГАРАНТИРОВАННУЮ ВЫПЛАТУ

Один из стандартных вариантов «завершающего маневра» для правительства не всегда напрямую предоставлять средства, но предоставить кредит на требуемые средства. Это означает обеспечение будущих выплат по кредиту в случае краха заёмщика. Как только Конгресс идёт на это, правительство становится поручителем по кредиту, и неизбежные потери, наконец, списываются с книг банка на плечи американских налогоплательщиков («лохов»).

Деньги после этого начинают поступать в банки через сложную систему федеральных агентств, международных организаций, агентств иностранной помощи и прямых субсидий. Все эти механизмы выбивания платежей из американского народа и перекидывания их неплательщикам-заёмщикам, которые затем переправят их в банки, чтобы обслуживать свои кредиты. Очень мало из этих денег берутся из налогов. Почти все они порождаются – из ничего – ФРС. При этом вновь созданные деньги возвращаются в банки, а оттуда быстро вливаются в экономику, где они смешиваются и разбавляют стоимость денег, уже находящихся в обороте. Со стороны всё это выражается в росте цен, что, в действительности, является снижением курса доллара.

Американский народ понятия не имеет, что он платит за этот пикничок. Они знают, что кто-то ворует колёсные колпаки, но думают, что это бизнесмены-«кровососы», которые поднимают цены, или эгоистичные работяги, которые требуют повышения зарплаты, или несознательные фермеры, которые требуют слишком много за свои урожаи, или богатые иностранцы, которые «взвинчивают наши цены». Они не понимают, что эти группы становятся такими же жертвами валютной системы, которая постоянно разбавляет курс доллара при помощи ФРС.

Степень незнания «лохов» как происходит игра в реальной жизни в своё время была ярко продемонстрирована во время популярного шоу Фила Донахью (Phil Donahue). Тема была о ссудо-сберегательном кризисе и миллиардах долларов, в которые он обойдётся налогоплательщикам. Человек из зала встал и сердито спросил: «Почему за эти долги должен расплачиваться налогоплательщик, а не правительство?!» И публика в несколько сотен человек горячо одобрила этот абсурд!

ИГРА В БАНКРОТСТВО

Так как большие корпоративные кредиты и кредиты правительствам других стран (особенно стран «Третьего мира») часто гарантируются федеральным правительством, можно было бы предположить, что банки, которые предоставляют их, никогда не будут попадать впросак. Тем не менее, многим из них до сих пор удаётся запороть себя в БАНКРОТСТВО. Что не удивительно, так как банкротство фактически является неотъемлемой частью системы ФРС, именуемой «частичным резервированием».

Следует отметить, что банк может прекрасно функционировать и в состоянии банкротства, постольку поскольку его клиенты не знают об этом. Деньги вызываются к жизни и преобразовываются из одной мнимой формы в другую путём простых записей в книгах, а творческая бухгалтерия всегда может вывести в последней строке отчёта благоприятный баланс. Проблема возникает, когда вкладчики решают, по какой-то причине, забрать свои деньги. И вот, если их на всех не хватит, то тайное становится явным и банк должен закрыть свои двери, а вкладчики остаются с носом.

Наилучшее решение этой проблемы заключается в требовании к банкам, как и ко всем другим предприятиям, соблюдать их обещания (контракт с вкладчиками). Т.е., если они говорят своим клиентам, что те могут получать их вклады «по первому требованию», то они должны иметь достаточно денег, чтобы исполнить это обещание. Другими словами, они должны держать в сейфе 100% счетов своих вкладчиков. Когда мы даём наше пальто гардеробщице и получаем квитанцию, мы не рассчитываем, что она даст его кому-нибудь напрокат, пока мы ужинаем, надеясь, что она получит его обратно, когда мы соберёмся ехать домой. Мы ожидаем, что все пальто висят на вешалках всё время и что мы получим наше пальто именно тогда, когда мы этого захотим.

Однако ФРС позволяет коммерческим банкам страны работать с невероятно малым количеством денег, чтобы исполнить свои обещания заплатить «по первому требованию». Если некий банк оказывается без денег и не в состоянии сдержать это обещание, то ФРС выступает в качестве «кредитора последней инстанции». То есть ФРС готова создавать деньги из ничего и сразу предоставлять их любому банку попавшему впросак. В том случае, если даже ФРС по какой-то причине не сможет поддержать обанкротившийся банк, запускается резервный механизм, называемый «Федеральной корпорацией страхования депозитов», “Federal Deposit Insurance Corporation” (“FDIC”).

Так как FDIC, однако, тоже работает по принципу «частичного резервирования», то её возможности страхования также ограничены. После того как FDIC израсходует свои средства, в дело вступает ФРС и производит требуемую сумму из воздуха. Оплачивает же всё это тот же самый пресловутый «лох» через инфляцию.

КАК «СПАСУТ» JPMORGAN

Поняв махинации ФРС, нетрудно предсказать, что в ближайшем будущем произойдет с JPMorgan, понёсшим 2 млрд. долларов убытка. Учитывая размер «бедствия» и размах операций JPMorgan, будет разыгран спектакль в «спасение народа», см. выше. Для успокоения «лохов» сенаторы, конгрессмены и разные относящиеся к финансовым делам комиссии проведут всевозможные слушанья, целью которых, как это будет объявлено «народу», будет выработать некие новые правила работы для банков, которые «наверняка» предотвратят повторение таких потерь JPMorgan и пр. «бегемотами» финансовой системы страны. Президент JPMorgan (сам не иудей, зато жена – иудейка) уже приглашён выступить в июне 2012 г. перед сенатским банковским комитетом, где он, естественно, торжественно заверит комитет, что в будущем он будет паинькой-мальчиком и «сделает всё возможное в его силах», чтобы его банк не попадал в такие передряги. Стражи интересов народа вынесут ему «строгий выговор с последним предупреждением с занесением в учётную карточку» и выдадут требуемую сумму (или соответствующий кредит) из бесхозных денег налогоплательщиков-«лохов». Цены в Америке соответственно поднимутся, но «лохи» ничего не заметят и понесут это бремя во имя своего светлого будущего...

П. Будзилович
Май 2012 г.

+ + +

В начало

В оглавление книги

Rambler's Top100