Содержание

Основные действующие лица

Автоном – архимандрит еврейского происхождения, выступил на суде со сведениями о еврейских ритуальных убийствах. В это время он состоял в окружении Волынского архиепископа Антония (Храповицкого) и, следовательно, действовал с его благословения.

Акацатов – русский помещик, оказавший помощь в независимом расследовании убийства, свидетель обвинения.

Амвросий – архимандрит, наместник Киево-Печерской Успенской лавры, ранее наместник Почаево-Успенской лавры (1897-1909). На предварительном следствии дал показания о том, что у евреев существуют ритуальные убийства.

Арендарь или Арендер, Гершка – еврейский мальчик, живший на Слободке, с которым играл Андрей.

Балавин – сосед Веры Чеберяковой по дому.

Барщевский С.И. – репортер газеты “Киевская Мысль”, своей первой публикацией об убийстве Андрея Ющинского навлек подозрение на родных мальчика и тем направил следствие по первому ложному пути.

Бейлис Арон – брат обвиняемого Менделя Бейлиса.

Бейлис Менахиль-Мендель Тевьев (1874-1934) – приказчик на кирпичном заводе, обвиняемый в убийстве Андрея Ющинского. После суда уехал в Палестину, оттуда в 1920 г. в США, где работал страховым агентом и умер в 1934 г. Написал там при содействии Марголина воспоминания "История моих страданий" на идише; издание по-английски: Beilis M. The History of my Suffering. New York. 1925.

Белецкий Степан Петрович (1873-1918) директор Департамента полиции (1911-1914). После Февральской революции был арестован и давал показания ЧСК Временного правительства. В 1918 году был арестован ЧК, перевезен в Москву и в начале "красного террора" расстрелян на Братском кладбище вместе с известными монархическими деятелями.

Бехтерев Владимір Михайлович (1857-1927) – профессор психиатрии, невропатолог; эксперт по психологической экспертизе, вызванный защитой. Принял власть большевиков, в 1918 г. возглавил Институт по изучению мозга и психической деятельности. По оценке "БСЭ", его работы «отмечены вульгарно-материалистическими заблуждениями».

Болдырев Федор Алексеевич  – председатель Киевского окружного суда .

Бондарев – бывший заведующий заводом Зайцева.

Бразуль-Брушковский Степан Иванович – эсер с кличкой "Невский" (см. с. 185), сотрудник газеты "Киевская Мысль". После ареста Бейлиса вел "частное расследование", активно уводя официальне расследование на ложные пути.

Брандорф Николай Васильевич – 39 лет, прокурор Киевского Окружного Суда, кадет. Считал утверждения о ритуальном убийстве неосновательными. Ордером министра Щегловитова от 19.04.1911 г.  о возложении наблюдения за расследованием убийства Ющинского на Чаплинского Брандорф был фактически устранен от этого дела.

Брейтман Григорий – редактор-издатель газеты "Последние Новости", предложил версию убийства цыганами.

Брицкер Юдко 44 лет, приказчик на заводе Зайцева.

Быковец Харитон – конюх на кирпичном заводе Зайцева.

Васильев Степан Иосифович – 72 лет, дворник, жил в доме № 40 по Верхне-Юрковской улице. На предварительном следствии дал показания о знакомстве В. Чеберяковой с Бейлисом. В июле 1911 г. был незаконно арестован Красовским «за участие в убийстве Ющинского». Умер до суда.

Вигура Константин Андреевич – товарищ председателя Киевского Окружного Суда. Убит в 1919 г. чекистами.

Виленский Марк Гершков ("Мара") – помощник присяжного поверенного, член "Комитета защиты Бейлиса", где заведывал суммами более 50 рублей (на оплату лжесвидетелей, подкуп и т.п. расходы “заинтересованной стороны”.) Он же занимался провокаторством вместе с Караевым. При большевиках, по свидетельству Марголина, сотрудничал с ЧК в деле «привлечения к суду убийц Ющинского», то есть расстрела участников процесса со стороны обвинения.

Виппер Оскар Юрьевич – товарищ прокурора С.-Петер­бургской Судебной Палаты, направленный Министерством юстиции в Киев в качестве государственного обвинителя на процессе. Виппер получал анонимные угрозы и во время суда волновался, порою неудачно формулировал вопросы. В апреле 1919 г. был арестован; большевики решили не устраивать безсудную расправу, как над большинством лиц "дела Бейлиса", а устроили показательный процесс, призванный "разоблачить лицемерие царского правосудия". Обвинителем был председатель Верховного ревтрибунала Н.В. Крыленко (псевдоним – "товарищ Абрам"). Революционный трибунал летом 1919 г. приговорил Виппера к заключению в концлагерь, где он в том же году погиб.

Воскобойный Терентий – помощник конюха.

Выгранов Алексей Деонисович – 22 года, агент сыскной полиции; уволен со службы 15 мая 1911 г., был предан суду по обвинению в служебных подлогах и незаконном лишении свободы (в т. ч. Колбасова). С августа 1911 г. стал работать на Бразуля-Брушковского. По предложению Красовского начал работать сообща с ним с апреля 1912 года.

Вышемирский – лжесвидетель, которому якобы супруги Равич перед отъездом в Америку рассказали, что видели труп Андрея у Чеберяковых.

Вышинский Л. – пристав.

Галкин Владимір – член общества “Двуглавый Орел”, свидетель обвинения; убит в сентябре 1919 г. в киевской ЧК.

Глаголев Александр – православный священник, профессор Киевской Духовной Академии по кафедре еврейского языка. На предварительном следствии дал экспертное заключение, отрицавшее возможность совершения иудеями ритуальных убийств. Убит сотрудниками НКВД в 1937 г.

Голубев Владимір Степанович (28.8.1891-6.10.1914) – студент юридического ф-та университета Св. Владиміра, в 1910-1912 гг. председатель Патриотического общества молодежи "Двуглавый Орел", активный участник расследования дела Бейлиса. С начала Міровой войны добровольцем пошел в армию, был дважды ранен, третья пуля настигла его в атаке. Офицерский Георгиевский крест не застал героя в живых. Погребен в Киеве в ограде Флоровского монастыря.

Григорович-Барский Дмитрий Николаевич – присяжный поверенный, защитник Бейлиса. Масон. Лидер киевских кадетов, после Февральской революции был заместителем председателя Исполкома городской думы, комиссаром судебных учреждений, председателем судебной палаты.

Грузенберг Оскар Осипович (1866-1940) – защитник в "деле Бейлиса". Масон, кадет. Прославился как главный защитник в политических "громких делах": защищал Троцкого (1905), Горького, Короленко, студента Дашевского по обвинению в покушении на убийство черносотенца Крушевана. Член еврейского "Политбюро", координировавшего Февральскую революцию. Временным правительством был введен в Сенат, был депутатом Учредительного собрания. После октябрьского переворота Грузенберг эмигрировал, жил в Германии и Франции, сблизившись там с сионистскими кругами. С 1927 г. жил в Риге.

Гулько Берк – шорник на заводе Зайцева.

Добжанский Александр Николаевич – 47 лет, владелец пивной на Лукьяновке близ кирпичного завода. В его доме был прописан и вел торговлю сеном Ф. Шнеерсон. Причастен к запугиванию и избиению свидетеля Шаховского.

Дубовик Хаим-Борух – управляющий на кирпичном заводе.

Дубовик М. – брат управляющего.

Дурасович (в "Стен. отчете" также Турасович) С.Н. – поверенный гражданской истицы Александры Приходько.

Дьяконовы Екатерина и Ксения – сёстры, модистки, на основании ложных показаний которых (по научению Красовского) "заинтересованная сторона" строила версию об убийстве Ющинского "шайкой воров на квартире Чеберяк". На суде обе запутались и друг другу противоречили.

Емельянцев Терентий – рабочий завода Зайцева.

Жевахов Дмитрий Владимірович (1869-1919) – князь, действительный статский советник, товарищ председателя Киевского Окружного Суда. Убит чекистами несмотря на то, что во время суда считал вину Бейлиса недоказанной.

Заблуцкая Анна Владимiровна65 лет, свидетельница.

Зайцев, Борух – внук Ионы Зайцева.

Зайцев Иона Мордкович – хасид, основатель кирпичного завода и еврейской больницы, скончался 20.2.1907.

Зайцев, Марк – сын Ионы Зайцева, преемственный владелец кирпичного завода, выстроил новый корпус больницы с пристроенной синагогой. Женат на Эттингер.

Замысловский Георгий Георгиевич (1872–1920) –политический деятель. Был товарищем прокурора Виленского Окружного Суда. В 1905-1907 гг. выступал обвинителем по политическим делам. В 1907 г. был избран депутатом III Государственной Думы от Виленской губернии, а в 1912 г. – в IV Госдуму. Член Совета Союза Русского Народа, автор исследований о еврейских ритуальных убийствах. Поверенный гражданской истицы (матери Андрея) по "делу Бейлиса". Выпустил книгу "Убийство Андрюши Ющинского" (Петроград, 1917). Умер от тифа во Владикавказе.

Запенин Алексей Михайлович – прокурор Киевского Окружного Суда.

Зарудный Александр Сергеевич (1863-1934) – присяжный поверенный. Масон. Известный защитник в ряде крупных политических процессов: по делу первого совета рабочих депутатов 1905 г., ЦК крестьянского союза, лейтенанта Шмидта, по делу о покушении на Императора Николая II, в "деле Бейлиса". После февраля 1917 г. примкнул к партии народных социалистов и вошел в состав Временного  правительства как товарищ министра юстиции, с июля министр. Закончил жизнь в СССР персональным пенсионером по ходатайству Общества политкаторжан.

Заруцкий Назар – мальчик, игравший с Андреем и другими детьми на заводе, но не сказавший следствию правды.

Заславский Бенцион Шлемов – помощник Дубовика, управляющего завода Зайцева; жил на заводе в марте 1911 г.

Захарова Анна Ивановна (по прозвищу Волкивна) – 50 лет, нищенка, видела и рассказала об этом Ульяне Шаховской, как Бейлис тащил Андрея по направлению к печи на заводе Зайцева. На предварительном следствии «подтвердила показание, которое дали дети первоначально» (Т. 1. С. 278). Подтвердить это на суде побоялась.

Иванов Павел Александрович – жандармский подполковник, помощник начальника Киевского Губернского Жандармского Управления, с середины апреля 1911 г. по предписанию прокурора Киевского Окружного Суда вел параллельное, негласное расследование дела. С сентября 1911 г. и до конца следствия руководил розысками. На суде выступал свидетелем по ходатайству защиты, но тем не менее показал, какие суммы евреи платили своим "добровольным помощникам".

Кадьян А.А. – профессор хирургии из Варшавы, эксперт в "деле Бейлиса", вызванный защитой.

Казаченко (или Козаченко) Иван Петрович – не явившийся на суд свидетель, содержался в тюрьме в одной камере с Бейлисом, после освобождения его судом Бейлис просил его "убрать" неугодных свидетелей "Фонарщика" и "Лягушку" и через него передал письмо жене. Казаченко дал об этом письменные показания, но позже безследно исчез.

Калиновский – свидетель.

Калюжный Николай – мальчик, знакомый Андрея, помогал У. Шаховской зажигать фонари, свидетель разговора Шаховской и Волкивны, видевшей, как мужчина с черной бородой тащил Андрея к печи.

Карабчевский Николай Платонович (1851-1925) – присяжный поверенный, защитник Бейлиса. В 1877 г. приобрел известность участием в знаменитом "процессе 193-х". В выступал защитником в крупных политических процессах: дело Гершуни и др. После большевицкого переворота эмигрировал за границу, издал мемуары "Что глаза мои видели".

Караев Амзор Ельмарзаев (Александр Константинович) – осетин, знакомый Махалина, с 1907 г. отсидел три с половиной года в тюрьме за хранение бомб, называл себя анархистом-коммунистом; привлечен к "делу Бейлиса" Красовским в качестве провокатора. Спаивал вора Сингаевского и якобы добился от него признания в убийстве Ющинского.

Карбовский А.А. – товарищ прокурора Киевского Окружного Суда, наблюдавший за предварительным следствием.

Карпинский А.И. – профессор психиатрии, вызванный защитой экспертом по психологической экспертизе.

Карпинский П.Н. – киевский городской врач, производивший 22 марта первое вскрытие трупа Ющинского.

Кириченко Евтихий Иванович – 34 лет, околоточный надзиратель, участвовавший в проведении розысков.

Клейнман Трайна Давидовна – 38 лет, свидетельница, ложно бросавшая тень на родителей убитого.

Коковцов, Павел Константинович (1861 – ?) – профессор на кафедре еврейского языка и евр.-арабской литературы; эксперт по религиозной экспертизе. Однофамилец председателя Совета Министров Коковцова В.Н.

Колбасов Андрей Павлович – владелец переплетной мастерской, в которой работал Лука Приходько – отчим убитого мальчика; был незаконно арестован и вскоре после этого скоропостижно скончался.

Косоротов Дмитрий Петрович – профессор судебной медицины Военно-Медицинской Академии и С.-Петербургского Университета, эксперт в "деле Бейлиса".

Красовский, Николай Александрович – 40 лет, становой пристав, командированный из Сквирского уезда в Киев в помощь подполковнику Иванову для расследования (с мая по сентябрь 1911 г.). Вел расследование в интересах еврейской стороны, будучи подкуплен ею. С января 1912 г. отстранен от должности, в июле 1912 г. предан суду за должностные преступления. Уже по окончании процесса Красовский по поручению тех же деньгодателей с конца 1913 года провел в Америке полгода с целью «собрать данные, вполне обличающие в убийстве воровскую организацию во главе с Верой Чеберяк». После Февральской революции был назначен комиссаром розыскного отделения милиции г. Киева, сотрудничал с Чрезвычайной комиссией Временного правительства в поисках (безуспешных) доказательств "антисемитской провокации властей" в "деле Бейлиса".

Крупский – помощник начальника Киевской тюрьмы.

Кулябко Н.Н. – начальник  Киевского Губернского Жандармского Управления, арестовавший Бейлиса.

Кушнырь (Кушнир) – скупщик краденого, сообщивший Мищуку, где тот может найти "вещественные доказательства" (подложные) на Юрковской горе.

Ландау (Ляндау) Израиль – сын сестры М. Зайцева, т.е. его племянник. 12 марта находился на заводе Зайцева у Бейлиса, после чего сразу же уехал за границу.

Латышев Иван Дмитриевич (ум. 28.03.1913) – "вор из шайки Чеберяк", который по версии защиты участвовал в убийстве Ющинского. Арестованный в марте 1913 г. по другому делу, разбился насмерть при попытке бежать через окно.

Лашкарев – товарищ прокурора Киевского Окружного Суда.

Лещенко Илларион Иванович – городовой, первым оказавшийся на месте обнаружения трупа.

Лепецкая (или Репецкая) – источник слуха о "прутиках".

Лисунов – вор.

Любченко – рабочий на заводе Зайцева.

Лядов Александр Васильевич – 45 лет, вице-директор Первого департамента Министерства юстиции. Был командирован в Киев для ознакомления с ходом следствия. Придерживался версии о ритуальном характере убийства. Был арестован и допрашивался Временным правительством.

Мазе Яков – московский казенный раввин, эксперт на суде по религиозным вопросам.

Майстренко-Игнатюк Тимофей – свидетель.

Маклаков Василий Алексеевич (1869-1957) – присяжный поверенный, защитник Бейлиса; депутат II, III и IV Государственных Дум, член ЦК партии кадетов, младший брат тогдашнего министра внутренних дел. Видный масон. Посол Временного правительства во Франции, затем возглавлял различные структуры по опеке русской эмиграции. Умер в Швейцарии, похоронен в Сен-Женевьев де Буа.

Малицкая, Зинаида – продавщица винной лавки, над которой была квартира Чеберяковых в марте 1911 г. По наущению "заинтересованной стороны" дала ложные показания в пользу версии Бразуля о "шайке воров".

Мандзелевский Николай – вор.

Марголин, Арнольд Давидович (1877-1956) – присяжный поверенный, сын киевского миллионера. В 1905 г. прославился участием в судебных процессах о еврейских погромах и обвинением царских властей в их организации. В 1907 г. был председателем Киевского комитета партии эсеров, оказывал материальную помощь всем революционным организациям, состоял членом "Союза для достижения полноправия еврейского народа в России". В 1911-1913 гг. руководил тайным "Комитетом защиты Бейлиса", в декабре 1911 г. пытался за 40 тысяч рублей купить у В. Чеберяковой "признание в убийстве". С января 1912 г. вошел в число защитников Бейлиса, но в августе за эту попытку подкупа Чеберяковой был отстранен от дела. 7 декабря 1913 г. постановлением Киевского Окружного Суда исключен из сословия присяжных поверенных. Был восстановлен в правах после Февральской революции (Вестник еврейского университета. М.-Иерусалим, 1994. № 3). В 1918 г. был членом Верховного суда и заместителем министра иностранных дел самостийного правительства Директории, затем ее дипломатическим представителем в Лондоне. В 1922 г. переселился в США, где написал несколько книг в том числе: Margolin A.D. The Jews of Eastern Europe. New York, 1926.

Маслаш Екатерина – торговка, свидетельница, показавшая, что у Бейлиса была корова.

Махалин Сергей – в 1907 г. в 16-летнем возрасте был арестован «по обвинению в экспроприации». В феврале 1912 г. обратился к Красовскому с предложением услуг по розыску, сыграл роль провокатора для подтверждения версии об убийстве Ющинского "шайкой воров". Согласно заметке в "Новом Времени" (от 15 октября 1913 г.), «состоял секретным агентом Киевского охранного отделения (в течение года).... и давал сведения из студенческих кружков, а также освещал деятельность группы киевских анархистов, куда проник со специальной целью выдавать членов этой организации... В минувшем июне месяце заведующий политическим розыском в Киеве был принужден расстаться с Махалиным, так как он проявил себя некорректным в денежных расчетах. ... Махалин был в сношениях с присяжным поверенным Марголиным, который пользовался его услугами». (Из кн. Г.Г. Замысловского "Убийство Андрюши Ющинского". С. 110). «После революции служил в каком-то советском учреждении на довольно видном посту. но неожиданно его опознали как участника процесса Бейлиса, обвинили в связях с охранкой и даже с "известным антисемитом А.С. Шмаковым" и без долгих проволочек расстреляли» (Резник С. Растление ненавистью. С. 181).

Маховер Я.М. – адвокат, член "Комитета защиты Бейлиса".

Машкевич Николай Акимович – судебный следователь по особо важным делам С.-Петербургского Окружного Суда, назначенный вести доследствие после Фененко; ему Красовский показал, что Марголин и К?. заинтересованы в отказе от расследования попытки подкупа Веры Чеберяк.

Мердер Алексей Иванович – 50 лет, чиновник особых поручений при Киевском Генерал-губернаторе, по поручению которого заведывал делами, касающимися еврейства.

Миллер – конторщик на заводе Зайцева.

Мищук Евгений Францевич – 46 лет, с 1911 г. начальник Киевского Сыскного Отделения. Был подкуплен евреями, за подлог отстранен от расследования, в сентябре 1911 г. уволен с работы и затем отдан под суд. Приговорен к лишению всех особенных прав состояния и осужден на год арестантских отделений, после чего скрылся. На процесс Бейлиса не явился. После Февральской революции в Риге давал показания ЧСК Временного правительства.

Мосяк – киевский вор.

Назаренко Федор – крестьянин Васильковского уезда Киевской губернии, был назван "еврейской стороной" в числе убийц, но выяснилось, что 12 марта он находился в тюрьме.

Наконечная Дуня – девочка, каталась на мяле вместе с другими детьми в день, когда Бейлис утащил Андрея. На предварительном следствии подтвердила это в показаниях. На суде сказала, что такого случая не может вспомнить.

Наконечный Михаил – "Лягушка", отец Дуни, сапожник. Бейлис поручил Козаченко отравить его. Был запуган еврейской стороной и соответственно воздействовал на дочь, запретив ей говорить "о жидах". Утверждал, что с 1910 г. дети не могли проникать на завод, чтобы кататься на мяле.

Нежинская (по второму мужу, по первому мужу – Ющинская) Олимпиада Яковлевна – 65 лет, бабушка Андрея.

Нежинская (ур. Ющинская) Наталия – 28 лет, тетка Андрея, сестра Александры Приходько. Умерла до суда.

Нежинский Федор – единоутробный брат Александры Приходько, дядя Андрея.

Оболонский Н.А. – профессор судебной медицины Киевского Университета, судебно-медицинский эксперт по делу, производивший повторное вскрытие трупа Ющинского 26 марта 1911 г. Скоропостижно умер во время следствия.

Омельянский – бывший надзиратель тюрьмы.

Ордынский В.А. – сотрудник газеты "Киевская Мысль", сделавший основанное на слухах заявление, о причастности к убийству мальчика его родственников. Затем пытался совместно с Бразулем купить "признание" Чеберяковой.

Павлов Евгений Васильевич (1845-?) – профессор хирургии, эксперт в "деле Бейлиса", вызванный защитой. В 1902 г. был приглашен защитой по  "ритуальному" делу еврея Блондеса.

Павлович Николай Андреевич – подозревавшийся в разбрасывании антижидовских воззваний в день похорон Андрея. Его вина не была доказана.

Падалка – агент сыскной полиции, участвовавший вместе с Мищуком в подлоге вещественных доказательств. Приговорен к лишению всех особенных прав состояния и осужден на год исправительных арестантских отделений.

Панчук – дворник на заводе Зайцева.

Перехрист – служащий редакции газеты "Киевская Мысль", участвовал в поездке в Харьков в качестве негласного наблюдателя за Верой Чеберяковой.

Петров Митрофан  – мастеровой, столяр, знакомый Веры Чеберяковой, который по настоянию Бразуля-Брушковского подписал вместе с ней заявление против Павла Мифле.

Пимоненко – городовой, первым обнаруживший труп Андрея, во время следствия был убит.

Пимоненко – домовладелица на Верхне-Юрковской улице.

Поздняков Александр – студент Киевского университета, будущий юрист, друг и единомышленник В.С. Голубева, член общества "Двуглавый Орел".

Полищук (Полещук) Адам Капитонович – 32 лет, агент Киевского Сыскного Отделения. Сначала исполнял отдельные поручения Мищука, с 13 мая 1911 г. принимал участие в розысках по поручению Красовского, Фененко и с сентября 1911 г. – подполковника Иванова. На суде дал показания, из которых ясна работа Красовского на еврейскую сторону.

Пранайтис Иустин Бонавентура (Pranaitis) (1861-1917) – католический священник, каноник (член епископского совета), магистр богословия, преподаватель древнееврейского языка в католической Духовной академии в С.-Петербурге. В период следствия по делу занимал равную епископской должность куратора всех католических церквей Туркестанского края. На суде выступал в качестве эксперта по религиозным вопросам. (См. биографические данные на с. 338).

Прицкер, Юдко – жил на заводе Зайцева, уехал в феврале 1911 г. По мнению прокурора Киевской Судебной Палаты, в его пустовавшем помещении рядом с конюшней могло быть совершено убийство. Помещение сгорело 10 октября 1911 г., за три дня до назначенного осмотра следователем.

Приходько (ур. Ющинская) Александра Васильевна – 32 лет, мать Андрея Ющинского.

Приходько Лука Павлович – 26 лет, отчим Андрея.

Пухальский – не явившийся на суд свидетель, который сидел вместе с Бейлисом и писал за него письмо жене последнего; оказался "неразысканным".

Пушка Павел – 10 лет, видел утром 12 марта Андрея возле своего дома на Слободке. На предварительном следствии показал: «Андрюша мне сказал, что у него есть в Слободке такой жид, который ему на одну копейку продает пороху».

Пушка Мария Ивановна 17 лет, сестра Павла, тоже видела в этот день Андрея, переходившего по Николаевскому цепному мосту через Днепр.

Равич Адель – полька-католичка, возмущалась жидовским ритуальным убийством. Еще до суда уехала в Америку, после чего на нее стали ссылаться как на свидетельницу. Якобы она рассказала Дьяконовой (а муж Равич – Вышемирскому), что видела труп Андрея на квартире Чеберяковой.

Райва – раввин из Обуховки, наблюдавший за изготовлением мацы в имении Ионы Зайцева.

Рапота Иван Пантелеймонович 47 лет, пристав Лукьянов­ского участка. К месту обнаружения тела Андрея прибыл вечером 20 марта, осмотр пещеры был произведен без него.

Репецкая (или Лепецкая) – некая женщина, на нее защита Бейлиса ссылалась как на источник версии о "прутиках".

Розмитальский Виктор Эдуардович (1850-1919) – свидетель обвинения, товарищ председателя Киевского Союза Русского Народа. Участвовал вместе с Голубевым в самостоятельном расследованиии. Убит в 1919 г. в киевской ЧК.

Рудзинский Борис – 20 лет, "руководитель шайки воров", "министерская голова", которая "расписала" план убийства Ющинского "под жидов" – так старались представить его защитники Бейлиса, чтобы вменить ему убийство мальчика.

Сикорский Иван Алексеевич (1842-1919) – известный русский ученый-психиатр с міровым именем, профессор Киевского университета Св. Владиміра, эксперт в "деле Бейлиса". Посвятил много времени изучению религиозного фанатизма и сектанства как пхихиатрической патологии, проанализировал те методики погружения в бредововое (экстатическое) состояние группы людей, применение которых уже в наше время стало связано с понятием "тоталитарная секта". Как специалист по вопросам религиозного фанатизма приглашался для проведения судебно-психиатрических экспертиз по ряду дел сектантов. Отец авиаконструктора И.И. Сикорского, оставшегося после 1917 г . в США .

Симоненко – прачка, которую сотрудники "Киевской мысли" использовали для передачи базарных слухов, бросавших тень на родителей Андрея.

Сингаевский Петр Андреевич – сводный брат Веры Чеберяковой, один их тех воров, которые якобы убили Андрея. Убит в ЧК в 1919 г.

Синькевич Феодор Николаевич (26.10.1876 – 04.1946)36 лет, священник, настоятель киевской церкви св. Макария на Старой Полянке. Был членом общества "Двуглавый Орел" и редактором одноименной газеты. Принимал участие в следственном процессе по "делу Бейлиса", давая показания по поводу смерти Жени Чеберякова. Исповедовал  перед смертью Женю Чеберякова по просьбе его матери. Его оценку убийства Ющинского мы приводим по книге Г.Г. Замысловского "Убийство Андрюши Ющинского". (См. стр. 583). В 1919 г. вместе с семьей покинул Киев. Эвакуировался с армией генерала Врангеля, с 1921 по 1923 гг. был настоятелем церкви в г. Нови-Сад (Югославия). В 1933 г. старший сын о. Федора Александр (с 1971 года архиепископ Лос-Анжелесский и Южно-Калифорнийский, † 7.08.1996) был назначен архимандритом Духовной миссии в Иерусалиме (РПЦЗ). В 1935 г. в Иерусалим переехал и о. Федор, где в 1946 окончил свой жизненный путь.

Смоловик – агент сыскной полиции, участвовавший вместе с Мищуком в подлоге вещественных доказательств. Приговорен к лишению всех особенных прав состояния и осужден на год исправительных арестантских отделений.

Тартаковский – старик-еврей, к которому часто приходил Андрей и который неожиданно "удушился" после исчезновения мальчика.

Тихомиров П.В. – профессор Нежинского историко-филологического института, эксперт на суде по религиозным вопросам.

Троицкий Иван Гаврилович (1858 – ?) – профессор С.-Петер­бургской Духовной Академии по кафедре еврейского языка и библейской археологии; эксперт на суде по религиозным вопросам. Если верить еврейским авторам, Троицкий был рекомендован евреям как эксперт самим архиепископом Антонием (Храповицким), однако почему-то сначала вместе с Пранайтисом «под строжайшим секретом» работал на Машкевича и переводил книгу монаха Неофита. Лишь затем превратился в эксперта защиты. (Кацис Леонид. Кровавый навет и русская мысль. М.-Иерусалим. 2006. С. 84, 111).

Туфанов Н.Н. – приват-доцент Киевского Университета, прозектор, производивший второе вскрытие трупа Ющинского 26 марта 1911 г.

Фененко Василий Иванович – следователь киевского окружного суда по особо важным делам. По оценке Замысловского, «действия Фененко поражают отсутствием инициативы». Грузенберг в своих воспоминаниях сообщил, что защитники Бейлиса незаконно получали от Фененко сведения о ходе следствия.

Феофилактов Алексей – революционер-анархист, мешал Караеву в его провокаторской задаче, вследствие чего был устранен арестом, сидел в киевской тюрьме. В письме, написанном из тюрьмы Караеву и перехваченном, он обвинял последнего в провокаторстве и многое понимал: «Ваше дело Бейлиса является поразительным нелепым случаем: буржуй, жандарм, сыщик и анархист – дружно работают в одном деле. Задумывались ли вы над этим?».

Чаплинский Георгий Гаврилович – прокурор Киевской Судебной Палаты, возглавивший прокурорский надзор за предварительным следствием. Добился увольнения или отстранения от дела наиболее скомпрометировавших себя лиц (Красовский, Брандорф, Мищук). Во исполнение его предложения последовало заключение под стражу Бейлиса. В конце 1913 г. переведен в Петербург с присвоением чина статского советника. В 1917 г. арестован Временным правительством. После октябрьского переворота расстрелян в ряду прочих лиц, имевших отношение к "делу Бейлиса".

Чеберяков (Чеберяк), Василий Петрович – муж Веры, почтовый служащий.

Чеберякова (Чеберяк) Вера Владиміровна – самая драматическая фигура в деле. Ее дети видели как Бейлис тащил Андрея вглубь завода. Вследствие этого у Веры двое из троих детей (Женя и Валя) неожиданно умерли (были отравлены); Марголин предлагал ей за 40 тысяч рублей взять убийство Ющинского на себя, и после ее отказа еврейская сторона пыталась "повесить" на нее убийство всеми иными способами. Убита в ЧК в сентябре 1919 г.

Чеберякова Людмила – дочь Чеберяковых, выжившая и давшая показания суду, уличающие Бейлиса и Шнеерсона.

Чернобыльский Мошка – ближайший помощник Бейлиса, живший на заводе.

Чернякова Елена – подруга сестер Дьяконовых и Веры Чеберяковой, однажды ночевавшая у нее.

Чирков Василий Власьевич – 32 лет, брат отца Андрея, ложно обвинялся в причастности к убийству.

Чирков Феодосий Власьевич – отец Андрея Ющинского, был послан отбывать воинскую повинность на Дальний Восток и пропал без вести, оставив мать с сыном без средств к существованию.

Шарлеман – отец, подрядчик.

Шарлеман Эдуард – сын, метеоролог .

Шаховская Ульяна – свидетельница, жена "Фонарщика".

Шаховской, Казимір – 28 лет, "Фонарщик", зажигающий керосиновые фонари на Верхне-Юрковской улице, который видел утром 12 марта 1911 года Женю Чеберякова и Андрея Ющинского. "Фонарщика" должен был отравить Казаченко по поручению Бейлиса.

Швачко – парикмахер, лжесвидетель защиты, якобы слышавший разговор воров, что они "пришили байстрюка".

Шмаков, Алексей Семенович (1852-1916) – присяжный поверенный округа Московской Судебной Палаты, один из руководителей Русской монархической партии, публицист, специалист по еврейскому вопросу. Перевел и издал книгу немецкого гебраиста о судебном процессе в Германии в 1883 г., доказавшем истинность человеконенавистнических положений еврейского кодекса "Шулхан арух" (К. Эккер К. "Еврейское зерцало" в свете истины. Научное исследование. М., 1906). На киевском процессе был поверенным Александры Приходько. Умер от болезни сердца.

Шнеерсон Файвель (Павел) Бунимов – мещанин местечка Любавичи, "продавец сена и овса"; из династии Любавических цадиков (см. с. 110-111), его отец был общественным резником в местечке Носовка Черниговской губ. Обещал Андрею "показать его отца". Участвовал вместе с Бейлисом и еще одним евреев в захвате Андрея при катании на мяле.

Щегловитов Иван Григорьевич  (1861-1918)   с 1906 года министр юстиции. Благодаря его твердой позиции расследование "дела Бейлиса" было доведено до суда. 1 января 1917 года он был награжден орденом Св. Александра Невского и назначен председателем Государственного Совета. Был арестован на второй день после февральского переворота и до самой гибели томился в тюрьме. В первый день после объявления "красного террора" 23 августа (5 сентября) расстрелян в Москве на Братском кладбище вместе со священномучениками епископом Ефремом (Кузнецовым) и протоиереем Иоанном Восторговым, министрами внутренних дел Н.А. Маклаковым и А.Н. Хвостовым, сенатором С.П. Белецким и другими.

Эттингер Яков – брат жены М. Зайцева. Приезжал из Австрии в гости к Зайцеву. 12 марта находился на заводе у Бейлиса, после чего сразу же уехал за границу.

Ющинская Наталия (см. Нежинская) – тетка Андрея.

Ющинский Андрей – родился 13 ноября 1897 г. Ученик Киево-Софийского духовного училища, мечтал стать священником. Ритуально убит жидами 12 марта 1911 г.

Яблоновский А.А. – сотрудник "Киевской мысли", действовавший совместно с Бразулем и пытавшийся купить "признание" Чеберяковой за 40 000 рублей.

Ященко Василий Иванович – печник, свидетель, видевший 12 марта незнакомого еврея у пещеры, где было найдено тело убитого Андрея. Потом этому свидетелю предъявляли для опознания загримированного Луку Приходько.

Rambler's Top100