Содержание

[142]
Двадцатый день
14 октября 1913 года

[144] ... Показание архимандрита Амвросия

Оглашается… показание, данное 3-го мая 1911 года:

«Я, архимандрит Амвросий, 65 лет, православного вероисповедания, лично я не изучал по источникам учения о ритуальном убийстве христиан евреями, но в бытность мою наместником Почаево-Успенской лавры, с 1897 по 1909 год, я неоднократно имел случай беседовать по этому предмету с несколькими лицами и в частности с двумя православными монашествующими, принявшими православие из еврейства, а затем приходилось трактовать и в Киеве о том же... Все эти беседы... выработали во мне мнение, что у евреев, в частности у хусидов или хасидов, есть обычай добывать христианскую кровь по преимуществом убиением христианских непорочных отроков. Кровь эта требуется хотя бы в самом ничтожном количестве для приготовления еврейских пасхальных опресноков (маца), в следующей цели. По талмуду, кровь служит символом жизни, и по тому же талмуду евреи единственные господа мiра, а все остальные люди лишь их рабы, и вот употребление в маце христианской крови знаменует, что им принадлежит право даже жизни этих рабов. Это религиозное талмудическое учение ортодоксальных хусидов и силятся внедрять в сознание евреев употреблением мацы, приготовленной с примесью христианской крови. С другой стороны, им хочется, чтобы это [их еврейское господство] сознавали и все не евреи, гои, а потому тело христианина, из которого взята кровь, не может быть так уничтожено, чтобы оно исчезло безследным. Поэтому всегда такие тела евреи устраняют так, чтобы, с одной стороны, не было указаний на место и лица, где и которыми совершено это преступление, а с другой, чтобы гои, найдя со временем тело, не забывали бы, что над их жизнью евреи имеют право [распоряжаться] как господа, с правом жизни и смерти. Если еврею приходится для указанной цели добывать кровь в обстоятельствах опасных, то он не обставлен никакими формальностями в совершении этого акта, но... в условиях полной безопасности... добывание этой крови совершается по приписанному уже ритуалу и между прочим в совершении этого акта должен участвовать тогда раввин, который читает положенные на этот предмет молитвы и окончить их должен еще когда несчастная жертва жива, но кровоточит. Другие евреи, участники этого обряда, совершают самое извлечение крови, отворив вены [жертвы] и затем нанося поранения, которые должны хотя отчасти соответствовать ранам, нанесенным при крестном страдании Господа нашего Иисуса Христа, выражая этим глумление над сими страданиями. А затем, не допуская до естественной смерти, при последнем остатке крови наносится жертве несколько уколов в область сердца, от которых несчастный должен умереть. Всех в таких случаях ран должно быть определенное число и в определенных частях тела, числом приблизительно в 45... Наместник Киево-Печерской Успенской лавры архимандрит Амвросий».

Грузенберг: Кто присутствовал при показании архимандрита Амвросия?

Председатель: Прокурор судебной палаты Чаплинский и прокурор окружного суда Брандорф.

Грузенберг: Вчера уже было заявлено, что показания архимандрита Амвросия носят характер экспертизы и поэтому оглашению не подлежат.

Председатель: Это заявление ваше занесено в протокол.

Затем оглашается второе показание архимандрита Амвросия, данное 12 марта 1912 года.

«...К данному мною по настоящему делу показанию добавляю. Те два монаха, перешедших из еврейства в православие, с которыми мне приходилось беседовать... по вопросам еврейского вероисповедания, были из кантонистов... Один из них, схимонах Донат, скончался уже в преклонном возрасте, а другой, архимандрит Автоном, находится в С.-Петербурге [145] в свите архиепископа Волынского Антония. В беседах со мною... не проявили начитанности в книгах еврейского вероисповедания, а сообщали лишь свои наблюдения из житейского быта. Оба они говорили о враждебном отношении евреев к христианству и о тех преследованиях, которым подвергают они лиц, переходящих в христианство. Говорили они также и о том, что евреи, придавая вообще крови большое значение, употребляют христианскую кровь в пасхальных опресноках, но при этом они не делали ссылок на какие-либо места талмуда и других еврейских книг... Сообщали все это как слышанный ими в детстве разговор между близкими лицами старшего возраста...»...

[147] ...Допрос Красовского

Прокурор: ...Свидетель, вы, кажется, допрашивались... тем судебным следователем, который производил расследование о причинах смерти Жени Чеберякова... Какие высказывали предположения и соображения и на чем они основывались, – что болезнь Жени Чеберяк[ова] была последствием отравления?

Свидетель: ...У меня было ясное представление, что Чеберякова все принимала меры для того, чтобы дети ее не были вылечены, а чтобы умерли... Женя был очень тяжело болен, и когда Чеберякова была выпущена из-под ареста, она сейчас же отправила его домой...

Прокурор: А в отношении Люды Чеберяковой?

Свид.: Она была очень больна, но выздоровела...

Шмаков: Вы говорите, что она [Вера Чеберякова] приняла меры к тому, чтобы ее дети умерли. Это относилось к Жене и Вале?

Свид.: К обоим детям.

Шмаков: Я прошу занести в протокол слова, что – она принимала все меры к тому, чтобы Женя и Валя, ее родные дети, умерли...

Грузенберг: И что же, она принимала какие-нибудь меры для их смерти, об этом вы не знаете?

Свид.: Нет.

Председатель: Вы сейчас заявили, что принимала меры.

Свид.: ...У меня такое убеждение потому было, что она безучастно относилась к их болезни...

[148] ...Председатель: Вы сразу заявили, что она принимала меры, то есть такого рода действия, которые привели к смерти [ее детей], а теперь выходит, что она, собственно говоря, пассивно относилась... Это большая разница...

Шмаков: Он заявил, что она не давала им лекарства.

Свид.: Да, мне это передавала Дьяконова.

Председатель: В виду разноречия в показаниях свидетеля... суд определяет показания его огласить. Слушайте, Красовский, что вы говорили следователю: «...что Женя Чеберяк отравлен матерью, которая боится, чтобы Женя что-нибудь не рассказал об убийстве Ющинского». Это вы говорили судебному следователю?

Свид.: Да, такие слухи циркулировали.

Председатель: Вы – бывший полицейский агент, и поэтому должны знать, что суду слухи, неизвестно откуда исходящие, не могут служить доказательством. Потрудитесь сказать нам, откуда такие сведения вы получили?

Свид.: Я не помню сейчас откуда.

Председатель: Раз вы показываете на то, что это были не сплетни, не болтовня, то назовите определенных лиц, от которых вы слышали.

Свид.: Нет, я не могу сказать...

Председатель: Нет, позвольте, вы от определенного лица или так слышали, что говорили?

Свид.: Нет, я на лица не могу ссылаться, а так циркулировала молва, там, где она проживала, среди обывателей была распространена такая молва.

Прокурор: А вам неизвестно было, что они заболели, когда мать была арестована по вашему постановлению.

Свид.: Да, когда она была арестована, но мне было известно, что они [дети] очень часто посещали свою бабушку Сингаевскую...

Председатель: Суд определяет согласно ходатайству сторон огласить сообщение бактериологического института... что в испражнениях детей палочки дизентерии не были найдены...

Шмаков: ...Женя[23] и Валя заболели одновременно, а Людмила заболела после того, и вот в испражнениях Вали и Людмилы никаких следов дизентерии не оказалось...

[151] ...Первый осмотр трупа Ющинского

«1911 года, марта 22 дня, и[сполняющий] д[олжность] судебного следователя 5-го участка г. Киева [Медведев] в анатомическом театре университета Св. Владимiра... через киевского городского врача Т.Н. Карпинского, производил судебно-медицинское вскрытие трупа...: ...рубаха почти во всех частях покрыта засохшими кровяными пятнами, помарками и брызгами... Руки у покойного заложены под спину и связаны шпагатом... Трупное окоченение почти исчезло, трупных пятен почти нет...

На средине темени обнаружено 4 ранения кожи щелевидной формы [152] длиной от 7 до 3 мм, такого же характера щелевидное отверстие длиной 4 мм имеется на коже левого виска, весь правый висок покрыт точечными уколами, каковых имеется 14, уколы эти по наружному краю расположены в одиночку, а по внутреннему они расположены правильными рядами... На правой стороне шеи... имеется 4 щелевидных ранения длиной около полсантиметра каждое, такое же ранение имеется под левой стороной нижней челюсти, и два... в области кадыка, и 2 укола на левой щеке. На левой стороне груди... имеется 7 уколов... 8 уколов имеется на середине мечевидного отростка. На правом боку по подмышечной линии имеется 5 уколов... На правой стороне спины... имеется 4 укола... Все эти уколы местами щелевидной, местами круглой формы...»

[153] ... Второй осмотр трупа Ющинского

«1911 года, марта 26 дня... и[сполняющий] д[олжность] судебного следователя Киевского окружного суда по особо важным делам В.И. Фененко... через профессора университета Св. Владимiра Н.А. Оболонского и прозектора Н.Н. Ту­фанова, производил судебно-медицинское вскрытие трупа Андрея Ющинского, причем оказалось следующее: ...

[154] ...На внутренней поверхности губ имеются следы от надавления зубов с ссаднением слизистой оболочки...

[158] ...На куске кожи... вырезанной из правой височной части, имеются 13 щелевидной формы кожных ранений...

[Опущены обсуждение фотоснимков, препаратов, протоколы осмотра частей трупа, описание одежды, шваек, глины. – Ред.]


[23] В отношении Евгения Чеберякова бактериологическая экспертизва не проводилась. – Ред.

Rambler's Top100