Содержание

[587] ...
Пятнадцатый день
9 октября 1913 года

Продолжается допрос Красовского...

Прокурор: Вы сами вначале нам сказали, что вам были предоставлены большие полномочия... и вам было сказано, что никто не должен вам мешать... даже начальник сыскного отделения не должен вмешиваться в ваши распоряжения?

Свид.: Да...

Прокурор: Одним словом, вам с самого начала было оказано исключительное доверие...

[588] ...Шмаков: А вы производили обыск у Шнеерсона и Чернобыльского?

Свид.: В то время, когда я производил розыск, у Бейлиса, на квартире был какой-то жилец и я осмотрел также его комнату.

Шмаков: Какой жилец, Шнеерсон?

Свид.: Не знаю, Шнеерсон или Чернобыльский.

Шмаков: А вы составили протокол об этом обыске?.. Вы осмотр делали?

Свид.: Да, осмотр. Но бывали случаи, когда я не имел возможности все заносить в протокол... Таких случаев было очень много...

[589] ...Член суда: Вы нам рассказывали подробно о производстве розысков на Слободке и говорили, что вы произвели розыски на территории завода Зайцева... Что дали эти розыски?

Свид.: ...В квартире Бейлиса я производил обыск, местность осматривал, осматривал сторожку, находящуюся около печи, около печки нашел окровавленный нож и окровавленный мешок в печи... Никаких обстоятельств, которые бы имели отношение к убийству, не было установлено...

[590] ...Член суда: ...не собирали ли вы сведения об иногородних резниках, которые приезжали 12 марта на завод Зайцева?

Свид.: Я вообще собирал сведения, кто и когда приезжал, но ничего подозрительного не нашел.

Член суда: Вы вчера указали, что были преданы суду за преступления, совершенные вами еще в 1903 году...

Свид.: Да...

Член суда: А когда было совершено преступление, незаконное содержание [под арестом] Колбасова, за которое вы были преданы суду в 1912 году?

Красовский: Это было в 1911 году.

Член суда: Значит, не все преступления относились к 1903 году...

Прокурор: На вопрос члена суда, не производили ли вы обследование на территории завода, вы ответили, что делали обыск на квартире Бейлиса и осматривали хату, где жил Юхриков... Вы нашли окровавленный нож... А окровавленному ножу вы значение придавали?

Свид.: Он к настоящему делу никакого отношения не имеет...

Прокурор: А вы высказывали по этому поводу предположение, что в хатке Юхрикова могло быть совершено убийство?

Свид.: Пока не было обстоятельств, которые бы... определенно указывали на место совершения убийства...

[591] ...Прокурор: ...Вас заинтересовала прописка Эттингера. Вы установили, что он в подворной книге значится от 21 по 24[88]... но фактически, на самом деле, он с декабря месяца проживал в Киеве?

Свид.: Да. Он прибыл раньше.

[592] ...Грузенберг: ...Скажите, в скольких преступлениях вас обвиняли[89]?

Председатель: Если вы желаете, скажите, но ваше право не отвечать...

Свид.: По обвинению в служебных подлогах и в незаконном лишении свободы.

Грузенберг: Судили вас за что?

Свид.: По обвинению в подлогах...

[596] ...Оглашаются следующие части показаний Красовского [данные следователю Машкевичу]:

«26 июля [1911 г.] я между прочим произвел обыск в квартире Бейлиса... Сына Менделя Бейлиса – Пиню расспрашивал, причем он мне говорил, что ни Андрюшу Ющинского, ни Женю Чеберякова он не знал и с ними никогда не гулял. Такое заявление Пиньки оказалось ложным, так как мне удалось установить, что Пинька хорошо был знаком с покойным Андрюшей Ющинским и Женей Чеберяковым, с которыми он неоднократно гулял в заводской усадьбе...

Марголин, по словам Бразуля, сказал [Вере] Чеберяк[овой], что прогрессивная часть общества, представителем которой он является, очень заинтересована полнейшим раскрытием этого дела и уничтожением версии о ритуальном убийстве, и что, если она поможет в этом направлении, то будет материально вознаграждена. В случае, если бы со стороны преступников ей угрожала какая-либо опасность, то ей будет представлена возможность выехать, куда она захочет...»[90].

[Далее опущены страницы с 597 по 696, среди них допрос Зайцева, Голубева, противоречащие друг другу показания Дьяконовых, Черняковой, Махалина и др. Суть их "свидетельств" понятна из выступлений прокурора и присяжных поверенных. Ниже приведены лишь отдельные места из этих страниц. В своей книге Г. Замысловский отмечает грубые неточности в Стенографическом отчете на с. 649 «во славу Грузенберга и Зарудного». – Ред.]

[605] ...Член суда (читает): Вторник, 22-го марта 1911 года, "Киевская Мысль", № 81, страница 4:

"Загадочное убийство на Лукьяновке"

[Указанная статья из этого места Стенографического отчета перенесена нами в начало тома I. – Ред.]

[642] [Из показания Ксении Дьяконовой]

Прокурор: Вы с Чеберяковой были очень дружны?

Свидетельница: Да.

Прокурор: И до последнего времени дружили, или поссорились?

Свид.: Пока я не знала, что она с такими лицами познакомилась, я с ней была дружна. Когда же мне в участке показали снимки в рамках, тогда я была страшно разочарована в ней и не хотела с ней встречаться.

Прокурор: Сколько времени вы знакомы с Чеберяковой?

Свид.: Года три.

Прокурор: Но никогда у нее этих лиц не встречали и только незадолго до убийства Ющинского стали встречать Латышева. А раньше.

Свид.: Никого не встречала раньше.

Прокурор: Так что она вела в высшей степени скромный образ жизни и только незадолго до 20 марта появились разные лица?

Свид.: Да, раньше никого никогда не было... Я приду к ней, она одна дома. Если муж отлучится, значит она одна с детьми и больше никого не было...


[88] Видимо, неточность. Ранее (с. 165) было установлено, что Эттингер был прописан на заводе с 22 по 27 января 1911 г. – Ред.

[89] «Пристав Красовский до службы по полиции в Киевской губернии служил становым приставом в различных уездах Черниговской губернии, каковую службу ему пришлось оставить благодаря массе возникших против него дел о растрате, взысканнных им с разных лиц денег в уплату разных повинностей… По Киевскому губернскому управлению за текущий год [1911] за ним числится 22 дела по разного рода жалобам на незаконные его действия» (ГАРФ.Ф. 102. Инспекционный отдел. Оп. 224. Д. 4. Том II. Л. 5). – Ред.

[90] Красовский попытался представить невинным предложение, сделанное Чеберяковой в Харькове, однако этим он опровергает утверждения Бразуля и Марголина, что якобы не было никакого разговора о вознаграждении Чеберяковой и о помощи ей в последующем отъезде. Это ставит под сомнение и все прочие их утверждения. Красовский давно уже "работал" на еврейскую сторону, что исключает возможность его предвзятости в ее отношении. Что могло побудить Красовского дать это показание, столь компрометирующее его работодателей? Можно увидеть в этом заслугу следователя по особо важным делам Машкевича, присланного из Петербурга. Опытный следователь, имея дело с подозрительным субъектом, которому есть что скрывать, вполне может заставить его проболтаться. – И.Г.

Rambler's Top100