Содержание

[81] ...
Третий день
27 сентября 1913 г.

...Прокурор О.Ю. Виппер: Я имею обратиться с ходатайством к суду. По настоящему делу в газетах помещаются весьма подробные отчеты стенографические. Они настолько точны и настолько в действительности воспроизводят собою все то, что происходит в настоящем заседании, что я нахожу, что печатание в точном виде таких отчетов нарушает статьи Устава уголовного судопроизводства. На основании 633, 645 и 695 ст. уг. суд. судебные заседания должны бы не подлежать печатанию... Согласно этим статьям [645 и 695] свидетель не имеет права знакомиться с ходом судебного следствия и с теми свидетельскими показаниями, которые были даны [другими свидетелями]... В виду этого мне думается, уместны ли такие подробные стенографические отчеты, печатаемые по настоящему делу?.. Печатание отчетов возможно только по окончании дела, а в особенности такого, как настоящее дело, которое имеет мiровое значение... Я просил бы поэтому прекратить печатание всех отчетов, не только стенографических, но и вообще. Гг. присяжные заседатели изолированы, но свидетели не изолированы. Те статьи, которые печатаются по настоящему делу, есть обработка общественного мнения и это чрезвычайно способствует настроению свидетелей и действует на непосредственность их показаний...

Суд постановил оставить заявление прокурора без рассмотрения...

[82] ...Грузенберг: Прошу занести в протокол, что в заявлении г. прокурора было выражение: «Производится путем печати обработка общественного мнения»...

...Показание свид. Арендера [еврейского мальчика, приятеля Андрюши. – Ред.]

Турасович: Был слух, что вы пару голубей Андрюше продали?

Свид.: Да, продал.

Турасович: За сколько?

Свид.: За 20 коп.

Турасович: Сами покупали за 10 коп, а продали за 20?

Свид.: Да...

Прокурор: Не показывали ли вы у судебного следователя, что вы как-то спрашивали Андрюшу, кто его одевает, и что он ответил на это?

Свид.: Он ответил, что отец оставил 600 руб. и он живет процентами с 600 руб.

Прокурор: Он вам так это и сказал? Я не имею больше вопросов...

Турасович: Андрюша сказал вам слово "процент", или вы его сами назвали?

Свид.: Нет, Андрюша мне сказал[29]...

[83] ...

Показание О. Нежинской [бабушки Андрюши. – Ред.]

...Прокурор: У вас была еще дочь?

Нежинская: Да, была Наталья.

Прокурор: Она теперь умерла?

Нежинская: Конечно, ее замучили...

[84] ... Прокурор: Покойный был послушный мальчик?

Нежинская: Таких детей в мiре больше нет и не будет.

Прокурор: Почему так?

Нежинская: Он жил в бедности, а когда приходил домой из класса, то старался сейчас уроки изучать. А уроки изучать всем добрым людям нужно...

Замысловский: Свидетельница, после убийства к вам сыщики приходили?

Нежинская: Совсем замучили. Все разбили и разгромили... В комоде рылись, вещи перебирали, все поразбивали... Я, конечно, кричала, плакала, говорила: что вы делаете?

Замысловский: А они вам?

Нежинская: Они говорили: молчите, всем Сибирь будет.

Замысловский: Что же и дочку вашу забрали?

Нежинская: Всех забрали: и дочку, и сына, и зятя...

Замысловский: А вы пробовали ходить к вашей дочери на свидание, когда ее сыщики держали?..

Нежинская: Разве допускали?.. Говорили, что прикладом убьют.

Замысловский: И ничего ей не передавали?

Нежинская: Нет, ничего.

Замысловский: А вы не говорили сыщикам, "что же вы тут ищете, может другие его убили, может евреи его убили?"

Нежинская: Я говорила, что вы тут шукаете, вы бы шукали там, где люди его нашли [то есть не на Слободке, на другом берегу Днепра, где жили Приходько и Нежинские, а на Лукьяновке, в Киеве, где был найден труп, недалеко от кирпичного завода Зайцева. – И.Г.]. Там не хотели шукать, а только до нас ходили.

Шмаков: Чирков, с которым ваша дочь жила, оставил вам какие-нибудь деньги?

Нежинская: Оставил двое детей: один Андрюша, а другая была девочка, которая года не пожила, умерла.

Шмаков: А капитал оставил?

Нежинская: Пяти копеек не видала.

[Опущено письменное показание Натальи Ющинской. – Ред.]

[93] ...

Показания Ф. Нежинского [дяди Андрюши. – Ред.]

[94] ...Прокурор: Вы Красовского знаете?

Свидетель: Да.

Прокурор: Не говорил ли Красовский, чтобы вы приняли участие в розыске убийц?

Свид.: Говорил... Он просто обещал дать работу, если я буду принимать участие в розыске.

Прокурор: А затем посадил вас под стражу?

Свид.: Это было после того, как меня освободили из-под стражи. Тогда мне обещали дать работу.

Прокурор: Не говорили вам, что убийство мог совершить Лука Приходько?

Свид.: В участке мне угрожали 6-7 человек, что если я не укажу убийц, то меня прибьют.

Прокурор: И указывали прямо на Луку?

Свид.: Да...

Прокурор: Значит, вы сами Луку не подозревали?

Свид.: Боже сохрани, никогда не подозревал...

[95] ...Шмаков: Вы знали Василия [правильно: Феодосия] Чиркова – отца Ющинского – оставил он какие-нибудь деньги вашей сестре?..

Свид.: ...Он ничего не оставил ни сестре, ни мальчику...

Замысловский: Мне хочется подробнее знать историю с сыщиками... Прежде всего, сколько раз вас по этому делу арестовывали?

Свид.: Да почти целый год мне не давали покоя. Три месяца сидел в тюрьме...

Замысловский: Вот, вы говорите – сыщики, а не можете назвать, какие это сыщики?

Свид.: Я знаю одного – толстый Выгранов, а другой, кажется, Красовский..

Замысловский: А не говорили вам, в каком направлении узнавать, кто по их мнению убил? Вы рассказывали, что они говорили про Луку, а потом, что говорили?

Свид.: Они продолжали утверждать, что это Лука, но говорили и про других, посылали меня к Чеберяковой, но я туда не ходил. Я их не знаю.

Замысловский: А про евреев говорили?

Свид.: Говорили, что, может быть, евреи это сделали.

Замысловский: А когда вы сидели, наносили вам побои?

Свид.: Нет, угрожали только, но не били...

[96] ...Оглашается [письменное] показание Федора Нежинского.

[99] ...«...Я знаю, что Александра [Приходько] многим хвасталась, что будто на имя Андрюши положены деньги. Говорила она об этом и мне, я же лично знаю, что никаких денег на имя Андрюши не имеется, и что Александра говорила это нарочно всем, а также и матери Луки, если последняя упрекала ее, что у нее имеется незаконный сын...»

Прокурор: Пожалуйста, свидетель, скажите, вы слышали ваше показание?

Свид.: Слышал.

Прокурор: Вот вы на мой вопрос, подозревали ли вы Луку Приходько в убийстве, ответили – Боже сохрани, я Луку Приходько ни в чем не подозревал, вы сказали: все это меня научили говорить сыщики.. Почему же вы следователю не сказали того же самого, что сказали нам здесь, почему вы следователю говорили, что Приходько такой-сякой, что он бил Андрюшу и т.д. Что же, это вас все научили говорить, или вы по совести показывали?

Свид.: Я тогда боялся, что меня никогда не выпустят.

Прокурор: Так что вы, несомненно, следователю все на Луку сочинили. Вы говорили на Луку все то, что [чему] вас научили [Красовский и Выгранов]?

Свид.: Конечно...

Председатель: ...Вы показывали такие обстоятельства, которых теперь не показываете, и говорите, что вас подучивала полиция, сыщики. Почему вы так показывали?..

Свид.: Кричали на меня...

Председатель: В мае Красовский поручил вам производить розыски в воровской шайке по делу об убийстве Ющинского и если что узнаете, так сообщать Красовскому и за это он обещал вас выпустить из-под стражи и обещал место...

Свид.: Нет, меня освободили уже из-под ареста.

Турасович: Что же они вам обещали?

Свид.: Обещали достать хорошее место мне и жене...

[Опущены показания жены Ф. Нежинского и др. – Ред.]

[110] ...

Показание Луки Приходько [отчима Андрюши. – Ред.]

[111] ...Приходько: ...24-го [марта 1911 г.] собрались все родные, вся семья, пришли для похорон, но вместо похорон этот день оказался (свидетелю дурно).

Председатель: Вы взволнованы?..

Приходько: Вместо того нас предали заключению, благодаря Мищуку. Хороший начальник сыскного отделения. Он так тонко понимал свое дело, как я свое. Нас арестовали, нас обыскали, мы сидели до позднего вечера... до двух часов [ночи]. Мищук потом пустил [слух], что я вешался, – но я никогда не вешался, – жену чуть ли не колотил и над ней издевался. Вместо того, чтобы взять ключи у нас, он при обыске перевернул все. Когда я после 13 дней ареста пришел домой, то там застал всю одежду вскопанной, все переворочено, все поломано. Тяжело было это и ужасно... Проходил до 26 июня, для меня это было очень печально... Я не имел никакого покоя. Это было время, когда я не знал, жить мне или умереть. 26 июня приходит Красовский и забирает меня. Я просидел день или два, затем начинает приносить одежду. Если он говорит, что я был в чужом платье, то ему хорошо известно, в чьем я был платье... Приносили одежду, надевали, примеряли разные шапки, подгоняли мне одежду, привели в парикмахерскую, там сбрили бороду, обрили правую часть головы, сразу представили генералу [по всей видимости, прокурору.– Ред.]. Водили меня и говорили: тебя опознали, ты арестант, но ты еще не сознаешься...

[112] ...Прокурор: ...И кто произвел всю эту гримировку?

Свид.: Красовский.

Прокурор: ... Вас специально возили туда? Кто же тот человек, который вас опознал, что в день убийства вы были на заводе [возле пещеры]?

Свид.: Не знаю.

Прокурор: Когда вас везли, был Выгранов?

Свид.: Был.

Прокурор: И он говорил, что арестуют и вашего отца, и вашего брата, и всех родственников, возьмут под арест.

Свид.: Он уже говорил по пути обратно... Я говорил: снимите хоть голову мою, но родных моих не трогайте...

[Опускается показание фельдшера Синицкого и разговор с ним В. Чеберяковой о том, что первый, обнаруживший труп мальчика, якобы получил (?) большие деньги. – Ред.]


[29] Эти показания еврейского мальчика должны подтвердить версию, что якобы Андрюшу могла убить мать из-за денег. Режиссура "заинтересованной стороны" выступает в данном случае с особой ясностью: даже детям дают указания, что говорить. – И.Г.

Rambler's Top100